75-ЛЕТИЮ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ ПОСВЯЩЯЕТСЯ

«Этот день мы приближали, как могли…»

Летом 2018 года музей «Зайцева Гора» посетили Георгий Евгеньевич и Илья Евгеньевич Дрокановы, сыновья Дроканова Евгения Николаевича, гвардии полковника Советской Армии в отставке, участника штурма Берлина, ветерана инженерных войск и участника боёв под Зайцевой Горой.

Осмотрев экспозицию музея, братья Дрокановы подарили музею книгу воспоминаний своего отца Е.Н. Дроканова «Путь солдата: от Волги до Эльбы и Евфрата», изданную в 2006 году. В ней автор подробно описывает события, участником которых ему пришлось быть в годы Великой Отечественной войны, первые послевоенные годы, а также жизнь и службу советского офицера в военных гарнизонах и в зарубежных командировках.

Кроме книги были подарены также фотографии Е.Н. Дроканова из семейного архива.

Предлагаем вниманию читателей отрывки из этой книги, в которых автор повествует о событиях 1942 года в районе Варшавского шоссе.

«…Во второй половине марта 1942 года мы, курсанты Московского инженерного училища, прибыли в штаб Западного фронта. Он располагался на 107 км Варшавского шоссе, в том месте, где сейчас стоит город Обнинск Калужской области. Это был крупномасштабный военно-инженерный комплекс, среди густого леса штаб имел разветвленную систему подземных сооружений, штолен и ходов сообщения, мощную охрану и круговую оборону. Там меня и еще некоторых выпускников училища приняли и направили в штаб 50-й армии.

Штаб армии дислоцировался в тот момент в Калуге, которая только что была освобождена от гитлеровцев и лежала в руинах. Оттуда до линии фронта оставалось несколько десятков километров. В службе начальника инженерных войск штаба армии, которую возглавлял полковник С.Ф. Чепуров, нас определили в 309-й отдельный инженерный батальон 50-й армии.

Штаб батальона находился в одном из сел недалеко от города Мосальска. Инженерный взвод, которым я командовал, насчитывал 25 человек и состоял из трех отделений, в каждом по 7 солдат и командир-сержант. Вооружены были винтовками, а из инженерного инструмента мы имели по саперной лопате на каждого, да по несколько топоров, кирко-мотыги и двуручные пилы.

По замыслу командования Красной Армии весной и летом 1942 года советские войска на Западном направлении после завершения наступления под Москвой переходили к активной стратегической обороне и накапливали резервы для последующего решительного наступления.

50-я армия, которой с ноября 1941 и до февраля 1945 года командовал генерал-лейтенант И.В. Болдин, участвовала в обороне Тулы, затем в Тульской наступательной операции 1941 года и Калужской операции 1941-42 гг. В ходе этих боевых действий войска армии продвинулись на 130 км на запад, а с 7 марта 1942 г. заняли оборону на рубеже юго-западнее г. Юхнова.

Располагались наши позиции недалеко от шоссе Москва-Варшава. Возле самой трассы находилась высота 269,8, которая называлась Зайцевой Горой. Она господствовала над окружающей местностью. На ней был оборудован сильнейший узел сопротивления противника. Занимавшие вершину горы немцы на расстоянии 20 км просматривали все наши позиции. Вражеская артиллерия постоянно держала их под прицелом и не позволяла нам передвигаться в светлое время суток ни на машинах, ни на повозках. Уже наступила весна, армия накапливала силы для наступлений, надо было как-то маскироваться. Инженерному батальону была поставлена задача, установить вдоль дорог вертикальные «маски», которые могли бы скрыть наши передвижения от наблюдения противника с той высоты. С задачей саперы справились, на некоторое время у нас появилась возможность передвигаться относительно свободно. Однако, когда дороги подсохли, и от проходящего по ним транспорта стала подниматься пыль, передвижения опять стали заметны противнику. Немцы своими обстрелами снова не давали нашим войскам возможности передвигаться в дневное время.

Однажды в начале лета меня послали провести разведку в одну из близлежащих деревень. Расположившись на ее окраине, я увидел, как немецкие солдаты идут по улице этой деревни и горящими факелами поджигают крыши домов. В тот же день атакой немцы были выбиты из деревни.

Надо отметить, что в тот период войны немцы чувствовали себя свободно и действовали нагло. Как-то раз мне нужно было добраться из района Зайцевой Горы с передовой в расположение нашего инженерного батальона. Я шел по дороге, и вдруг в воздухе появился немецкий самолет. Это был истребитель «Мессершмитт», летевший на небольшой высоте. Летчику было хорошо видно меня, и он начал гоняться за мной, стреляя из пулемета. Мне пришлось бежать зигзагами, чтобы не давать летчику вести прицельный огонь. Эта «игра» продолжалась минут пятнадцать. Самолет несколько раз заходил в атаку на свою цель. В конце концов, я увидел дерево, бросился под него и тем самым немного укрылся. Немец сделал еще один заход и улетел. Видимо, решил оставить свою затею. А мне удалось выйти живым из такой переделки…

Бои в районе Зайцевой Горы продолжались. Почти каждый месяц боевые позиции занимали прибывшие из глубокого тыла сибирские дивизии. Они отличались новым обмундированием и вооружением. Их направляли сразу в пекло боев. Через некоторый период времени потрепанные части заменяли свежими…

Советские боевые порядки располагались на переднем, южном скате этой высоты, всего в 25-30 метрах от вражеских траншей. Все атаки со стороны советских войск противник встречал ураганным огнем. Снарядов немцы не жалели, их было в достатке. А вот у советской артиллерии в тот период имелось всего-то по 3-4 выстрела на ствол. К осени 1942 года свежих сил в соединениях армии не было, так как все подкрепления в этот период направлялись в район Сталинграда, и с наступлением холодов мы перешли к обороне.

Осенью 1942 года моему взводу пришлось заниматься подготовкой оборонительных рубежей нашей армии. Строили дзоты, рыли ходы сообщения, окопы. На этих позициях армия простояла всю зиму. Тогда же я занимался и минированием переднего края обороны наших войск. При минировании на переднем крае мы теряли своих людей. Дело в том, что немцы активно освещали свой передний край осветительными ракетами и стреляли трассирующими пулями из пулеметов…»

Взвод полностью выполнил поставленную командованием армии задачу. Бойцы получили поощрение, а командир взвода 309 оиб лейтенант Дроканов за умелое руководство по строительству оборонительных рубежей армии был награжден медалью «За отвагу». Это была его первая боевая награда.

Е.Н. Дроканов прошел дорогами войны от Москвы до самого центра Европы, а потом исполнял свой офицерский долг в разных уголках России и за ее пределами.

За боевые заслуги и образцовое выполнение служебных обязанностей его наградили пятью орденами и девятнадцатью медалями Советского Союза и Российской Федерации, а также многими ведомственными наградами. В 2004 году ему было присвоено звание «Почетный гражданин города Волжский Волгоградской области».

Скончался Евгений Николаевич Дроканов в 2011 году, не дожив несколько месяцев до своего 90-летия. Но до конца своих дней, несмотря на свой почтенный возраст, продолжал занимать активную жизненную позицию.

Люди того героического поколения уходят навсегда и безвозвратно уносят с собой частички общей истории государства, которая должна храниться вечно. И это, видимо, одна из важнейших причин выхода в свет книги Е.Н. Дроканова «Путь солдата» – сборника воспоминаний обычного гражданина своей страны, который в трудную годину надел солдатскую шинель и вместе со своими сверстниками встал на защиту Родины.

Е.И. Баринова,

экскурсовод ВИМ «Зайцева Гора».

75-ЛЕТИЮ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ ПОСВЯЩЯЕТСЯ

(C) 2020 Управа муниципального района "Барятинский район" тел/факс: 8(48454)2-42-35; e-mail: abaryat@adm.kaluga.ru